ОГЛАВЛЕНИЕ
№20

ПЕРВЫЙ ШАГ:
ЧЕСТНОЕ САМОПРОЯВЛЕНИЕ

(Из "Комментариев к «Тезисам о Раджнише»")

К.: Самиздат, 1984



 

2.1. ...Раджниш "теорий не измышляет" – та конкретная культурная ситуация, в которой он работает, не требует новых теорий: все необходимые теории здесь уже созданы. Раджниш известен прежде всего как самобытный комментатор классических текстов и просветленный Мастер, то есть человек, способный с минимумом средств и максимумом выразительности продемонстрировать любому индивиду его нерешенные проблемы, препятствующие духовному развитию, – действительные проблемы, закамуфлированные ворохом псевдопроблем.

3.2. ...Разница профессионального статуса Мастера и Специалиста заключается в том, что первый работает с людьми, а второй – с информационными потоками. Специалист "работает головой" и призван нести людям знание, Мастер же "работает сердцем" и призван преображать их; это взаимодополняющие формы эволюционной работы, и неверно было бы считать, что какая-то из них "лучше". Поскольку же автор не сознает ни различий в иерархическом статусе, который определяется масштабом фактической значимости, ни того факта, что специфика действительной работы с людьми (тем более, работы планетарного масштаба) лежит вне сферы его профессиональной компетенции, он берется мерить глобального Мастера своими региональными мерками и по своим профессиональным критериям – и в результате оказывается способным расценить его, в лучшем случае, как "могущественного и удачливого" жулика ("черного мага", согласно терминологии автора).

3.4. Мастера не просто "апеллируют" к людям, но работают с людьми; в отличие от Специалистов, они ничего не доказывают, – они ПОКАЗЫВАЮТ, обращаясь при этом к глубинным, мотивационным структурам психики, а не только к интеллекту как таковому. Поэтому любые темы, концептуальные модели и т.д. не несут для Мастера никакой самоценности и представляют собой фактически не более чем ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА. Основную массу Специалистов, хорошо знающих свой предмет, неприятно поражает вольное и по видимости "дилетантское" обращение Мастера с материалом; эта негативная реакция мешает им понять действия Мастера и уловить то, что он показывает. Известно, например, что большинство Специалистов своего времени не приняли Христа и его учения. С другой стороны, сведения о Мастерах прошлого доходят до нас именно благодаря упорядочивающей и систематизирующей деятельности тех Специалистов, которым удалось их понять: даже с "Системой" Г.И.Гурджиева (умер в 1949 году) мы знакомы в интерпретации П.Д.Успенского. Сегодня же, благодаря развитию звукозаписывающей техники, мы впервые можем наблюдать живую деятельность глобального Мастера во всей ее неадаптированной парадоксальности. Нам еще только предстоит понять, что показывает Раджниш, и далее мы попытаемся это сделать.

*   *   *

3.9. "Разрушительное действие текстов Раджниша" – это не недостаток и не скрытый подвох, это их прямая ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ. Пользуясь инструментом деструктивного катарсиса, Раджниш, как выразился один йог, "вскрывает концептуальные жестянки йогов, консервированных в собственном соку", восстанавливая утраченное ими равновесие с миром. Тексты Раджниша обладают очевидной и несомненной способностью практически мгновенно излечивать слабо и умеренно запущенные случаи "йогических неврозов", возвращая издергавшихся самодеятельных "йогов" к нормальной жизни. Когда их фантастические представления о духовном развитии оказываются разрушенными, "йоги" превращаются в обычных людей и перестают испускать вибрации нетерпимости по отношению к окружающим их "не-йогам", – вибрации не имеющие ничего общего с той благостью, за которую такие "йоги" ратуют. Подобная деструкция катарсична и по той причине, что опыта, который у человека действительно имелся, не может перечеркнуть ничто: текстами Раджниша стираются с лица земли лишь воздушные замки. Указанная психотерапевтическая обработка (автор грозно называет ее "идеологической") призвана способствовать преодолению "болезни роста", завершающей его "изоляционистскую" стадию противопоставления себя миру и претензий к миру. Насколько эффективным будет дальнейший рост – неизвестно. Однако выздоравливая человек, по крайней мере, создает предпосылки для такого роста.

7.2. Действительная опасность заключена не в "разрыве между теорией и практикой", сознательно якобы задуманном Раджнишем, а в ОТРЫВЕ "теории" от практики, то есть, фактически, в чтении, не подкрепленном практикой внутренней работы над собой. Автор прочувствовал действие книг Раджниша в нашем регионе, и в сугестивной форме "энергетического подхода", доминирующего в определенном слое регионального массового сознания, экстраполировал свое чувство на самого Раджниша и его деятельность как таковую, а тем самым – и на деятельность его последователей. Сведение личных счетов переплелось в "Тезисах" с благородной попыткой нейтрализовать губительное действие книг Раджниша Очевидно, в свете "Антитезисов" заявление о губительном действии книг Раджниша прозвучит несколько неожиданно, однако некоторые основания для него все же имеются.

7.3. – "Чего ты дергаешься?" – как бы спрашивает у читателя Раджниш. – "Ты ведь УЖЕ просветленный, – тебе осталось лишь осознать это". Осознать это, разумеется, не так просто, однако идею о том, что он "уже просветленный", человек усваивает с легкостью. В группе его от этой идеи быстро бы избавили, но будучи ОДИН человек оказывается в затруднительном положении. Сказано, что "человек не может один".

7.4. Раджниш весьма убедительно, буквально на пальцах демонстрирует читателю, что все его усилия тщетны и ни к чему не приведут, поскольку единственное, что ему действительно нужно, – это ЧЕСТНО БЫТЬ САМИМ СОБОЙ ВО ВСЕХ СВОИХ ОТНОШЕНИЯХ С МИРОМ. Однако Честное Самопроявление становится возможным только в группе людей, сделавших его своим образом жизни. Мало того, что человеку очень трудно самостоятельно заметить в себе какую-либо нечестность помимо связанной с преднамеренной ложью; даже осознав однажды какие-то формы своей нечестности, человек, как правило, оказывается слишком слаб для того, чтобы самостоятельно быть честным в своих проявлениях, – он способен лишь к непродолжительному, взрывному, спорадическому усилию в данном направлении. Ему нужно постоянно напоминать об этом, поощрять его к этому, заставлять наконец. Единственное, на что способен одинокий человек, начитавшийся книг Раджниша, – забросить ту "духовную практику", которой он занимался прежде. Но насчет честности он может только самообманываться, вообразив, будто зажил наконец-то "честной" жизнью. Потому что человек даже не представляет себе, что значит быть честным. Несмотря на оптимистичность методологического лозунга Раджниша, его реализация, особенно поначалу, связанна с массой неприятных ощущений, на которые редкий человек согласится пойти по доброй воле.

7.5. Короче говоря, Честное Самопроявление становится возможным лишь в условиях групповой работы. Сами по себе книги Раджниша могут надолго затормозить начинающего, внушив ему идею ненужности усилий и "уже-просветленности". Расслабляя человека, снимая с него напряжение, сами по себе они неспособны организовать его активность в должном направлении: человек так и остается расслабленным, неспособным к конструктивному усилию. Эта специфика рассматриваемой методики, категорически требующей дополнения слова делом, приобретает решающее значение в нашем регионе, где развитие подлинно духовной групповой работы оставляет желать лучшего. Следует уточнить, очевидно, в чем состоит различие между духовной и не-духовной групповой работой.

7.6. Как известно, организованная групповая работа, предполагающая развитие сознания вовлеченных в нее лиц, может принимать самые разные формы – от более или менее регулярных встреч до совместного проживания (коммунальные квартиры, сельские общины, летние лагеря). При этом сущностную основу любых форм групповой работы составляет не что иное, как ОБЩЕНИЕ; "обыкновенное" общение – это уже своего рода групповая работа. Общение может быть спонтанным, непосредственным, "незапрограммированным", а может быть структурировано в соответствии со специальными методиками различной степени сложности. Однако все это относится к СТРУКТУРЕ общения; с духовной же точки зрения определяющим моментом служит не структура общения, а его ФУНКЦИЯ.

7.7. В функциональном отношении можно выделить два типа общения. Первый служит удовлетворению так называемых "потребностей сохранения". Он направлен на СТАБИЛИЗАЦИЮ ранее достигнутого участниками уровня равновесия со средой, зафиксированного в соответствующем "образе себя в мире", и основан на принципе подкрепления этого образа-концепции: "кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку". Второй тип общения служит удовлетворению так называемых "потребностей развития". Поскольку равновесие само по себе не может обеспечить стимула развития, – таковой возникает лишь в процессе становления и разрешения внутренних противоречий "образа себя в мире", – данный тип общения основан на принципе честного взаимообмена видением друг друга и направлен именно на НАРУШЕНИЕ ранее достигнутого участниками уровня равновесия со средой, создавая тем самым возможность для последующего обретения такого равновесия на качественно новом уровне целостности, – то есть для повышения уровня организации системы "человек-мир".

7.8. Основная функция общения, удовлетворяющего потребности развития, состоит в КОМПЕНСАЦИИ НЕДОСТАТКОВ ИНТРОСПЕКЦИИ, самонаблюдения; оно позволяет человеку наблюдать себя со стороны, – позволяет увидать ту сторону медали, которая от самонаблюдения скрыта. Такие формы общения доступны только мужественным людям, способным как честно самопроявляться, так и честно делиться с партнером своим видением его проявлений. О мужестве здесь говорится не для красного словца: и первое, и второе представляет самую непосредственную угрозу для нашего экзистенциального комфорта – нашей обкатанной картины мира и нашего насиженного места в нем. Действительно, активно проявляя свой уровень, мы "рискуем", что те, чей уровень более высок, со всей очевидностью покажут нам нашу недостаточность. Теоретически мы можем, конечно, соглашаться со своей недостаточностью сколько угодно, но увидать ее со стороны – это совсем другое дело. Опять же, показывая человеку, как мы его видим, мы "рискуем", что нам покажут нашу слепоту. И первое, и второе крайне неприятно, но позволяет нам стать более сознательными. Важно и то, что в процессе такого общения "образ себя" не только выявляется: этот интроспективно благополучный образ воображения оказывается под постоянной угрозой. Тем самым он утрачивает свою функцию убежища от действительности и человек в конце концов покидает его за ненадобностью.

7.9. В обыденных отношениях между людьми доминирует общение первого типа, санкционированное правилами хорошего тона; общение второго типа актуализируется здесь лишь во всякого рода конфликтных и переходных ("пограничных") ситуациях. В отношениях между людьми, стремящимися к духовному развитию, указанные два типа общения с необходимостью должны дополнять друг друга, поскольку развиваться способно лишь способное сохраняться. Таким образом, неверно было бы утверждать, что какой-то из них лучше; важно, однако, то, что они составляют основу для двух типов групповой работы, неразличимых по провозглашаемым ими лозунгам, но совершенно различных с точки зрения действительно осуществляемых ими целей, – назовем их КОНСЕРВАТИВНЫМ ("сохраняющим") и ПРОГРЕССИВНЫМ ("развивающим"). Рассматривая духовность как "эволюционную интенцию", то есть стремление к развитию сознания и самосознания, в качестве "духовного" можно определить лишь последний тип групповой работы.

7.10. Выше неоднократно говорилось, что "человек не может один", и что групповая работа создает условия, благоприятствующие духовному росту. Выделение двух типов групповой работы позволяет понять, почему действительная ситуация, наблюдаемая в области организованной групповой работы, по всей видимости свидетельствует об обратном – о том, что никакому духовному росту групповая работа не способствует, и что человеку, который стремится к духовному развитию, вообще желательно держаться подальше от всякой групповщины. Необходимо учитывать, о какой групповой работе идет речь. Духовному росту способствует лишь прогрессивная групповая работа; однако организованная групповая работа такого типа, в отличие от повсеместно распространенных консервативных ее форм, – явление исключительно редкое. Для этого имеются по крайней мере две серьезные причины.

7.11. Во-первых, ситуация групповой работы создает благоприятные условия для удовлетворения не только духовных, но и многих других потребностей, – таких, например, как потребность в половом партнере, эмоциональном взаимодействии ("общении"), потребность принадлежать к какой-то социальной группе и занимать в ней определенное место, потребность в новизне (игре, развлечении, смене обстановки) и т.д. и т.п. Тем самым групповая работа становится пробным камнем для провозглашаемых участниками духовных лозунгов, выявляя потребности действительно доминирующие в мотивационной сфере их психики. "Духовные стремления" большинства людей этого экзамена не выдерживают. В удовлетворении любой из перечисленных выше потребностей нет ничего плохого; однако поскольку групповая работа организуется под предлогом духовного развития, общение в ее рамках неизбежно принимает манипулятивный характер: утверждаемые участниками цели по существу оказываются средствами осуществления неких скрытых "программ". Ненормальность манипулятивного способа удовлетворения потребностей в том и заключается, что люди вынуждены "говорить одно, а делать (по крайней мере, пытаться делать) другое", – то есть врать друг другу и самим себе. Впрочем, подобная ситуация весьма неустойчива по той простой причине, что неспособна дать полноты удовлетворения. Поэтому, рождаясь, как грибы после дождя, группы и живут не намного дольше.

7.12. Таким образом, организованная прогрессивная групповая работа – явление исключительно редкое прежде всего потому, что МАЛО КТО СПОСОБЕН ПРИНИМАТЬ В НЕЙ УЧАСТИЕ. Человек неспособен "захотеть" развиваться, неспособен произвольно вмешиваться в иерархическую структуру движущих им мотивов и реорганизовать их, "сделав" доминирующими эволюционные потребности. Сказано: "Йога не для голодных желудков". В более сильной форме об этом говорится, что "к Йоге способны только те, кому здесь уже нечего терять". Иными словами, к интегральному развитию способен лишь тот, чьи индивидуальные потребности самосохранения, потребности видового воспроизводства (сексуальные и родительские), а также многообразные социальные потребности изжили себя в качестве доминирующих, утратили способность осуществлять функцию экзистенциального целеобразования; лишь при таких условиях эту функцию могут начать осуществлять эволюционные потребности.

7.13. Однако хотя человек неспособен манипулировать своими действительными мотивами и потребностями, он в принципе способен начать сознавать их и честно жить ими. Процесс такого сознательного и честного "существования по потребностям", называемый индусами "изживанием Кармы", представляет собой не что иное, как процесс развития потребностей: пожиная плоды своих честных устремлений, человек собирает урожай стремлений качественно новых. Стимулированию группового процесса и служит групповая работа, основанная на принципе Честного Самопроявления, в рамках которой участников приучают "говорить то, что они делают". Стимуляция здесь осуществляется благодаря выявлению и демонстрации человеку движущих им мотивов, а также психологических механизмов, понуждающих его жить воображением, а не действительностью. Кроме того, стимуляции способствует упреждающая деструкция доминирующих не-эволюционных мотиваций (указание на их конечный, самоисчерпывающий характер) и предоставление теоретических перспектив дальнейшего роста. Очевидно, в прогрессивной групповой работе такого рода мог бы участвовать любой человек, изъявивший желание развиваться духовно, – вне зависимости от того, чего он хочет на самом деле. Но вторая из вышеупомянутых причин (см. 7.10) как раз в том и состоит, что такую работу НЕКОМУ ВЕСТИ.

7.14. Для того, чтобы вести такую работу, необходим Мастер, то есть человек, который любит людей и видит их насквозь, – видит причины и следствия каждого движения души. Мастер – это человек, который, с одной стороны, способен выявлять и демонстрировать людям их проблемы (то есть внутренние конфликты, порождаемые прежде всего подменой действительных мотивов воображаемыми), а с другой – разрешил свои собственные. Об идеальном Мастере говорится, что он "сжег свою Карму", изжил все свои доминирующие потребности, в том числе и эволюционные, – он уже никуда не "идет", он уже пришел. Разумеется, идеальный Мастер – существо едва ли не мифическое; от реального же Мастера требуется "всего лишь" любовь к людям и достаточный личный опыт интегрального развития. Но и такое сочетание качеств встречается слишком редко.

7.15. Любовь в данном случае выступает не этическим, а техническим требованием. Речь идет не о каких-то канонических формах поведения и общения, построенных на самоцельном "анахатничанье", демонстративной благости и выспренных фразах, а о способности переживать другого человека как часть самого себя. Степень мастерства определяется именно степенью развития указанной способности, поскольку лишь она одна может дать полноту знания и видения другого человека. Знание без любви частично; оно позволяет манипулировать человеком для достижения каких-то частных задач, но не задач интегрального развития. Только любовь позволяет Мастеру исходить при работе с конкретным неповторимым человеком из самого человека, а не из абстрактных представлений о "должном". Без любви он слеп; это подмастерье, способный действовать лишь по готовым рецептам, навязывая группе внешний ей опыт – либо чужой, либо свой личный. Подмастерье не ведает, что творит, и поэтому положительные результаты его усилий носят случайный характер.

7.16. Однако в абсолютном большинстве за дело берутся даже не подмастерья, а псевдомастера, для которых руководство групповой работой оказывается средством удовлетворения своих собственных, отнюдь не эволюционных потребностей. У псевдомастеров отсутствует не только любовь, но и личный опыт интегрального развития; будучи неспособны предложить группе какую-либо осмысленную методику, они подменяют ее окрошкой диковинных приемов и упражнений, создающих видимость "работы над собой". Впрочем, ощущая свою несостоятельность в сфере интегрального развития, псевдомастера предпочитают специализироваться в каких-то частных областях: развития экстрасенсорных способностей, межличностной восприимчивости, психической саморегуляции, визуализационных исследований и т.д. и т.п. Вне зависимости от характера специализации, псевдомастер приносит группе несомненный вред: рассматривая ее в качестве средства удовлетворения каких-то своих потребностей, он стремится превратить групповую работу для ее участников в самоцель и, вместо того, чтобы обучать их работе в миру, потакает их тенденциям бежать в группу от мира, – короче говоря, взращивает так называемую групповщину. Групповщина противопоставляет человек миру, тогда как подлинно духовная групповая работа готовит его к принятию "посвящения в жизнь" у самой жизни – единственно безупречного Мастера, Учителя Учителей.

7.17. Итак, поскольку прогрессивная групповая работа, на привлечение к которой рассчитаны "завлекающие беседы" Раджниша, поставлена в нашем регионе очень слабо, книги его представляют определенную и действительную опасность (см. 7.5). Необходимо ясно осознать, что факт появления такого Мастера как Раджниш – это ВЫЗОВ всем нам. Откликаясь на этот вызов жизни негативным образом, а именно, пытаясь отрицать его значимость, автор "Тезисов" избрал совершенно бесперспективный путь решения проблемы: никакие выдумки не сравнятся по силе воздействия с вдохновенной речью Мастера. Профанация духовности в нашем регионе может быть предотвращена единственно позитивным образом – путем повышения эффективности и качества прогрессивной групповой работы, основанной, как было показано, на принципе Честного Самопроявления.

Июль 1984


Приложение

КРИТИКА ИНКАУНТЕРОЛОГИИ
(См.: Дж.Наэм. Психология и психиатрия в США. М., 1984)

  1. В январе 1974 года газета "Нью-Йорк Таймс" писала, что "к настоящему времени миллионы американцев встретились, прошли курс и пересмотрели свой образ жизни с помощью одного из методов групповой терапии". Инкаунтер – общее название для ряда групповых методов; это многозначное слово обычно переводится в данной связи несколько вводящим в заблуждение термином "групповая терапия", поскольку инкаунтер-группы рассчитаны преимущественно на практически здоровых людей. Несмотря на огромное разнообразие форм инкаунтер-групп и применяемых ими методов, в основе этого типа групповой работы лежат некоторые принципы, выявление которых позволило, с одной стороны, говорить об инкаунтерологии как о целостном явлении, а с другой, – поставило под сомнение соответствие реально используемых здесь средств провозглашаемым целям: 1) углублению понимания человеком обстоятельств своей жизни и обстоятельств жизни других людей; 2) развитию межличностной чувствительности и восприимчивости и основанных на них новых форм поведения; 3) максимальному раскрытию врожденных ресурсов человека с тем, чтобы он мог жить наиболее полной жизнью; 4) переориентации стремлений человека на развитие личности.

  2. Инкаунтерология сосредотачивает свое внимание исключительно на "здесь и сейчас", то есть на ощущениях, которые личность переживает в данный момент и в данном месте. Участников групповой терапии призывают "жить в настоящем" и учиться у своих непосредственных переживаний, а не посредством обсуждения проблем, выходящих за пределы группы, в мире, который они оставили. Прошлый опыт, образование, семейное и социальное положение – все это полагается не имеющим значения. Указанный подход не учитывает того факта, что в настоящем мы общаемся с прошлым именно затем, чтобы не совершать его ошибок в будущем. В любом случае ограничение жизни человека сиюминутными непосредственными переживаниями, исключение богатства прошлых связей, отношений, переживаний, знаний и воспоминаний, наряду с запретом обсуждать будущую деятельность, нарушает принципы нормальных человеческих взаимоотношений, обедняет их и делает тривиальными.

  3. Основу непосредственных переживаний составляют чувства и ощущения. Инкаунтерологи прямо призывают человека "отключить свой разум и обратиться к чувствам". С этой целью в групповой терапии применяются разнообразные формы и методы стимуляции чувств. Участников программируют на достижение "пиковых переживаний", совершенно оторванных от их реальной жизни, внушая им утопическую идею о необходимости превращения таких переживаний в постоянные.

  4. Основным источником переживаний во многих направлениях групповой терапии становятся телесные ощущения, а сама она незаметно превращается в погоню за утонченными чувственными наслаждениями. Разумеется, наслаждение цветом и вкусом, запахом и прикосновением – одна из приятных сторон нашей жизни. Но жизнь не исчерпывается ею. Ограничивать человека уровнем простых ощущений и восприятий – значит возвращать его к инфантильным реакциям. Ощущения представляют собой сырой материал восприятий; восприятия ведут к мышлению, суждению, умозаключениям и другим эволюционно более поздним уровням психической деятельности.

  5. Недооценка указанных уровней сказывается и на тех формах групповой терапии, которые придают исключительное значение эмоциям. От участников строго требуют абсолютной честности и открытости в выражении друг другу своих эмоций, более того, – эмоции буквально "вырывают" из них посредством специально разработанных приемов. При этом эмоции противопоставляются интеллекту, определяемому как "обуза человеческой жизни"; участников призывают "избегать думать головой, а говорить то, что говорят внутренности". Подобный подход предлагает лишь "спектр эмоциональных переживаний", долженствующих якобы разрешить все проблемы, но он не предлагает никаких средств для "переваривания" этих переживаний.

  6. Очевидно, антиинтеллектуалистическая направленность инкаунтерологии является самой вредной ее чертой. Отвергая не оправдавший себя гиперинтеллектуализм, антиинтеллектуализм вместе с грязной водой выплескивает и ребенка, то есть мыслящий разум. Конечно, эмоции играют в нашей жизни важную роль. Но их нельзя отрывать от интеллекта. Только согласованная деятельность указанных двух начал может способствовать обретению полноты существования. Безаналитически же сосредотачиваться на эмоциях, главным образом негативного характера, ожидая, что конфронтация таких "чистых" эмоций приведет к психологическом очищению, – означает сыпать эмоциональную соль на психические раны. Для многих людей такая "терапия" не только неэффективна, но и вредна. Исследование Либермана, Ялома и Майлза ("Инкаунтер-группы: первые факты". Нью-Йорк, 1973), проведенное в Стэнфордском университете, показало, что из 210 студентов, принимавших участие в различных формах групповой терапии, она принесла пользу только одной трети участников, а в 10% случаев состояние людей после прохождения восьмимесячного курса ухудшилось.

  7. Малоэффективность инкаунтерологии объясняется не только ее методологической несостоятельностью, но и характерным для нее несерьезным подходом к вопросам теории и практики. У групповой терапии нет единой теории; ее заменяют обрывки всевозможных устаревших теорий, скрепленные фантазиями лидеров движения. Руководителям групп, как правило, не хватает профессиональной подготовки, они неспособны ставить верный "диагноз", выявлять скрытые расстройства, рассчитывать и регулировать степень индивидуальных нагрузок, предвидеть конкретные последствия применения тех или иных приемов и т.д. Поскольку группе приписывается чисто магическое "самоорганизующее" терапевтическое действие, дела здесь зачастую пускаются на самотек, так что участники занимаются преимущественно взаимообменом мимолетными впечатлениями.

  8. Группа, не имеющая структуры и руководства, а также общих задач и целей в реальной жизни, группа, члены которой не связаны никакими общими интересами, а то и незнакомы вовсе, испытывают большей частью случайные и негативные чувства, имея дело исключительно с непосредственными событиями, – такая группа представляет собой не вполне подходящее средство для реализации целей, провозглашаемых движением за групповую терапию (см. 1). Невербальные приемы общения, нагота, спонтанность, откровенность, разнообразные физические упражнения, медитация, снижение сенсорных порогов, массаж, биоэнергетика, оргии, визуализация, прикосновения и другие проявления сокровенных человеческих переживаний, будучи свалены в кучу, превращаются в надежное средство достижения совсем иных целей: все это позволяет участникам, дав выход своим эмоциям, забыться в них "здесь и сейчас", отвлечься от действительных проблем, поджидающих их "там и тогда".

  9. Критика инкаунтерологии дает основания для следующих выводов. По причине своей ОДНОСТОРОННОСТИ, не учитывающей реального богатства психической и практической деятельности человека, лозунг "переживать здесь и сейчас не думая" неспособен играть роль общего методологического принципа, полагаемого в основу групповых методов развития личности. Вместе с тем представляется весьма вероятным, что наряду с другими специальными приемами, разработанными в рамках инкаунтерологии, он может давать хорошие результаты, применяясь в конкретно требующих того ситуациях.


ОГЛАВЛЕНИЕ
Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)